САМОДЕСТРУКТИВНОЕ ПОВЕДЕНИЕ. Многие люди, понимая, что какие-то их действия наносят им вред

Многие люди, понимая, что какие-то их действия наносят им вред, продолжают снова и снова поступать точ­но так же. Временами возникает впечатление, что такой че­ловек, а шизоид — особенно, находится во власти дьявола, который заставляет его совершать опасные для жизни или угрожающие рассудку поступки. Даже в относительно лег­ких случаях личность проявляет самодеструктивные тенден­ции, которые зачастую бывает трудно преодолеть в процес­се терапии.

Было бы вполне резонно полагать, что, осознав самодеструктивность каких-то действий или паттернов по­ведения, человек изменит их. Терапевты, склонные делать подобные предположения, бывают очень удивлены и обес­куражены, когда пациент, положительно относившийся к САМОДЕСТРУКТИВНОЕ ПОВЕДЕНИЕ. Многие люди, понимая, что какие-то их действия наносят им вред анализу, вдруг отказывается работать. Эта ситуация, изве­стная как негативная реакция на терапию, натолкнула Фрейда на мысль о «навязчивом повторении», то есть по­требности опять и опять воспроизводить болезненное травмирующее переживание. Иллюстрацией этому служит человек, который, страдая от внутреннего чувства отвер­женности, все же продолжает входить в ситуации, где его отвергают, причем надо отметить, что довольно часто он заранее ощущает, что будет отвергнут. Идея о навязчивом повторении легла в основу фрейдовской концепции «ин­стинкта смерти».

Все пациенты с которыми я работал, действитель­но проявляли самодеструктивные тенденции. Именно по-


этому они обратились к терапевту. Но ни в одном случае я не САМОДЕСТРУКТИВНОЕ ПОВЕДЕНИЕ. Многие люди, понимая, что какие-то их действия наносят им вред обнаружил подтверждений фрейдовской концепции. Желание умереть выражали многие, но ведь желание — не инстинкт. Самодеструктивное поведение в ряде случа­ев можно радикально изменить. Тот факт, что человек склоняется к саморазрушению, указывает на присутствие силы, расточающей жизненную энергию организма. Эта «антижизненная» сила действует в шизоидной личности, но представляет собой результат шизоидного разлома, а не его причину. Поскольку все аспекты личности шизоида подвергаются диссоциации, его существование раскалыва­ется на жизнь и смерть.

Наглядный пример тенденции к саморазруше­нию — употребление транквилизирующих и седативных препаратов. Лечащий врач одной из моих пациенток пре­дупредил, что такие препараты наносят ущерб ее здоро­вью. Они «воруют САМОДЕСТРУКТИВНОЕ ПОВЕДЕНИЕ. Многие люди, понимая, что какие-то их действия наносят им вред» энергию человека, удерживают его в анемичном состоянии и вызывают постоянную вялость и усталость. Эта женщина сказала: «Я знаю, что принимая пилюлю, я каждый раз немного умираю». Она неоднок­ратно пыталась обойтись без этих средств. Каждая по­пытка отказаться от них улучшала ее общее состояние, пациентка чувствовала себя живее и начинала позитив­нее относиться к жизни. Однако, как ни странно, она опять возвращалась к приему лекарств как раз тогда, ког­да начинала себя хорошо чувствовать. И каждый раз, на­чав вновь принимать препараты, чтобы обуздать тревож­ность и обеспечить себе сон, она теряла все позитивные чувства.

Как и у всякого шизоидного САМОДЕСТРУКТИВНОЕ ПОВЕДЕНИЕ. Многие люди, понимая, что какие-то их действия наносят им вред индивидуума, ее тре­вожность усиливалась, когда дела шли хорошо и самочув­ствие улучшалось. Хорошие чувства, по ее словам, приво­дили ее к сознаванию страдания и обреченности. В кон­це концов тревожность становилась невыносимой. «Я не хочу чувствовать себя так хорошо, потому что потом мне придется расплачиваться за это», — сказала она. Пилюли снижали тревогу, позволяя забыться. С точки зрения нор­мального человека, ассоциирование хороших чувств с тре-


112



documentaoczmkn.html
documentaocztuv.html
documentaodabfd.html
documentaodaipl.html
documentaodapzt.html
Документ САМОДЕСТРУКТИВНОЕ ПОВЕДЕНИЕ. Многие люди, понимая, что какие-то их действия наносят им вред